У потребителей энергии есть запрос на более сложные механизмы КОММод для эффективных проектов модернизации

МОСКВА, 8 июл — ПРАЙМ. Первый заместитель генерального директора ООО «Газпром энергохолдинг» Павел Шацкий в интервью агентству «Прайм» оценил основные результаты КОММод 2022-2024 годов и рассказал о плюсах и минусах существующего механизма отбора.

— Павел Олегович, недавно правительственная комиссия по вопросам развития электроэнергетики подвела итоги конкурентного отбора мощности для модернизации (КОММод) на период 2022-2024 годов. Как вы их оцениваете?

— Безусловно, произошло долгожданное и знаковое событие, поскольку диалог о необходимости запуска нового механизма модернизации ТЭС в отраслевом сообществе велся много лет. Теперь можно сделать первые выводы на будущее.

Особо примечательно, что даже потребители энергии скорее позитивно оценивают прошедший отбор, а прозвучавшая с их стороны критика подчеркивает только отдельные недостатки, задачу исправления которых готовы решать генераторы, если регулятором будут приняты соответствующие решения.

— Традиционно и естественно, что между потребителями и производителями — существенные разногласия в подходах, и сейчас в Сообществе потребителей энергии полагают, что прошедший отбор – это не модернизация, а лишь капитальные ремонты… Согласны ли вы с этой точкой зрения?

— Это, по сути, основной тезис потребителей по результатам отбора. Природа данного утверждения базируется на том, что в основном были отобраны проекты, предусматривающие ограниченный перечень технических мероприятий. Однако условия проведенного конкурса обязывали заявителя учитывать, как минимум, одно мероприятие из основного перечня, что позволяет говорить о продлении — восстановлении ресурса. Речь идет о необходимой замене основных частей турбинного или котельного оборудования. Эти условия были выполнены, в противном случае заявки участников не были бы включены в итоговый перечень для принятия решения.

Более того, участники отбора приняли обязательства по заключению договора, предусматривающего поставку модернизированной мощности сроком на шестнадцать лет, то есть гарантировали поддержание мощности в заданных параметрах на весь срок договора.

Фактические объемы работ у большинства участников будут значительно шире включенных в заявку на отбор, а затраты на дополнительные мероприятия никак не лягут на плечи потребителей, поскольку возврат инвестиций будет произведен за счет средств, полученных на КОМ.

Таким образом, состоялся именно отбор модернизированной мощности — с продлением ресурса и обязательствами генерирующих компаний на более чем значительный срок.

При этом вполне можно согласиться с другим тезисом потребителей о том, что «необходимо ужесточить требования отбора, сделав обязательным не замену элементов, а полную замену агрегатов (турбин), увеличить набор обязательных мероприятий». За это выступали и сами генераторы.

Однако без изменения отдельных настроек существующей модели отбора механизм КОММод не позволит достигнуть максимума эффективности для отрасли.

— Почему вы так полагаете?

— Это становится очевидным, если обратить внимание на то, что отмечают потребители. По их мнению — в отобранных проектах нет значительного повышения эффективности, мало или нет парогазовых проектов ПГУ. В данном случае мы разделяем эти сожаления о крайней ограниченности проектов с глубокой модернизацией и значительным повышением технико-экономических параметров, модернизации ТЭС. 

Однако сложившаяся ситуация объективно отражает условие проведенного однофакторного отбора с исключительным приоритетом цены, то есть отбора самых дешевых проектов.

Отмечу, что данная «упрощенная картина мира» была принята именно в угоду потребителям. Генерирующие компании предлагали разные варианты отбора, понимая, что исключительный упор на цену приведет к искажению результатов и минимизации глубины технических решений. Теперь и мы, и регуляторы, видим, что со стороны потребителей есть запрос на более сложные механизмы отбора, которые позволят быть отобранными более дорогим проектам, таким как надстройки до ПГУ. 

— А готовы ли к этому генераторы?

— Объём поданных по обеим ценовым зонам заявок составил суммарно в мощностном выражении 22 ГВт, против отобранных на первом этапе 8,5 ГВт. Среди неотобранных по причине более высокой цены — две заявки модернизации ГРЭС и ТЭЦ с переходом на ПГУ цикл, а с учётом заявок на этапе отбора Правительственной комиссией их количество превысило десять единиц. Около двадцати проектов, которые не прошли отбор — это замещение востребованных в своих регионах, но давно выработавших свой ресурс турбин Т-100. И еще порядка двадцати предложений, оставшихся без результата, были по комплексной замене турбин небольшой мощности на городских ТЭЦ – настоящих «рабочих лошадок» нашей холодной страны.

Это подтверждает, что регулятору было из чего выбирать. Потенциальный объем инвестиций по результатам проведенного КОММод мог быть значительно большим.

В связи с этим еще не поздно доработать критерии отбора проектов под КОММод 2025-2026 годов. 

— Какова оценка результатов отбора непосредственно для «Газпром энергохолдинга»?

— Группа «Газпром энергохолдинг» в результате отбора получила право на реализацию шести проектов суммарной мощностью 720 МВт. Мы усматриваем ряд очевидных плюсов состоявшегося отбора. 

Среди них – своевременность и востребованность данного отбора, доверие участников конкурса к предложенному механизму, что подтверждается крайне высокой заинтересованностью энергетиков. Количество заявок превысило количество отобранных проектов более чем в 4 раза — только по Первой ценовой зоне было подано 86 заявок, а отобрано 18!

Немаловажно и то, что если ранее, при первом ДПМ, участниками могли быть только субъекты, образованные в результате реформирования РАО «ЕЭС России», то новый механизм исключил такие ограничения, что позволило значительно расширить круг заявителей. Сейчас участвовать могут любые генераторы, субъекты ОРЭ.

Кроме того, о востребованности отобранных заявок и о работоспособности предложенной методики говорит и то, что отобраны проекты с КИУМ до 60-70%. По информации Ассоциации НП «Совет рынка», средний КИУМ отобранных по двум ценовым зонам проектов составил 43%. А для второй ценовой зоны соответствующее значение составило 47%. Среди отобранных проектов большинство блоков имеют КИУМ выше 55%.

— Каковы же основные недостатки?

— Ориентация на критерий минимизации цены привела к преимущественному отбору ГРЭС с большой установленной мощностью блоков и высоким КИУМ. 

Очевидно, и это подтверждают расчеты, что одни и те же мероприятия, проводимые на блоках К-800/К-300 и Т-100, из-за значительного расхождения в единичной мощности, приводят к разным удельным капитальным затратам. Так, замена цилиндра высокого и среднего давления на блоке Т-100 в 2,8 раза дороже в удельных капиталовложениях на МВт чем на блоке К-800. Эта разница также отражается и при формировании ценовой заявки на КОММод. В сочетании с потенциально более высоким КИУМ востребованного блока К-800 при приведении заявки к одной модельной цене мощности блоки получат различные коэффициенты эффективности – LCOE. 

Расхождения в этом коэффициенте усугубляются при рассмотрении проекта комплексной замены турбины c модернизацией котла или модернизации турбины Т-60 и агрегата еще меньшей мощности. В таких проектах расхождение по LCOE с крупными ГРЭС составит уже 20-40%. 

Иллюстрация 1 «Пример формирования ценовой заявки»

Иллюстрация 2 «Сравнение конкурентных позиций разных проектов»

— Проблема заключается в нынешней модели однокритериального отбора?

— Вы правы, отсутствие разделения квоты для ГРЭС и ТЭЦ является большим недостатком. В настоящее время ТЭЦ очень сложно конкурировать с крупными ГРЭС в условиях конкурса только по цене. Именно это привело к тому, что в итоговом отборе доля ТЭЦ составила лишь немногим более 15%. Помимо потенциально более низкой мощности блока и более высоких удельных капитальных затрат на одни и те же мероприятия, ТЭЦ, работая по теплофикационному графику, имеют, как правило, более низкий КИУМ. При пересчете заявки по LCOE это де-факто почти не оставляет им никаких шансов на отборе. 

Поэтому ценовые пороги проведенного первого отбора КОММод были образованы заявками крупных ГРЭС, которые при этом составляли всего 12-25% от стоимости полного набора мероприятий по максимальной цене. 

Иллюстрация 3 «Сравнение эталонных (максимальных) и фактических ценовых заявок»

— То есть сейчас сформировались неиспользованные возможности?

— В результате проведенного отбора на 2022-2024 гг образовалась экономия запланированных средств в первой ценовой зоне. По нашей оценке, плановая суммарная стоимость отобранных на 2022-2024 гг объемов мощности оказалась ниже выделенной квоты примерно на 200 млрд руб.

Учитывая стратегическую важность реализации программы модернизации в полном объеме и необходимость ускорения темпов роста инвестиций в электроэнергетическую отрасль необходимо и целесообразно сохранить возникшую экономию в рамках программы КОММод путем увеличения квоты отбора на 2025 год.

По нашим расчетам, в рамках Первой ценовой зоны предельный объем мощности для КОММод на 2025 год за счет этого может быть увеличен с 3,2 ГВт до 5 ГВт.

Во Второй ценовой зоне, благодаря высокой стоимости мощности проектов, отобранных здесь Правительственной комиссией, денежная квота была практически полностью выбрана, и мы не видим необходимости ее увеличения в 2025 году. 

Иллюстрация 4 «Анализ выполнения программы КОММод»

— Каковы, на ваш взгляд, последствия для отрасли, если отбор КОММод 2025-26 годов пройдет без изменений?

— До отбора на 2025 год осталось совсем немного времени, он пройдет в конце августа-начале сентября текущего года. Если ничего не менять в его механизме, то, безусловно, катастрофы не произойдет. Однако нынешние настройки механизма однокритериального отбора приведут к тому, что вплоть до 2028 г. приоритет объективно будет отдан крупным конденсационным блокам с высоким КИУМ. До 70-80% от «разыгрываемой» квоты. Это будет сопровождаться снижением цены отбора до уровня 30-35% от эталонных – максимальных затрат. При этом не факт, что полученная экономия будет направлена на расширение объемов модернизации ТЭЦ.

При этом, по нашим оценкам, эффективные ТЭЦ, если «доживут» до этого этапа марафона, получат свой шанс после 2028 года, когда исчерпают себя предложения по проектам крупных ГРЭС. Одновременно это совпадет со скачкообразным ростом цены проходного LCOE, что будет заметным с точки зрения влияния на конечную цену и вызовет недовольство потребителей.

Проекты ПГУ с LCOE выше 2 400 — 3 000 руб./кВт так же массово получат шанс только после 2028 года. 

Поэтому, при неизменной методологии отбора и подходов по локализации отрасль ожидает консервация технологического отставания. 

В рамках первого ДПМ было введено 20 ГВт новых высокоэффективных ПГУ. При этом количество только газовых турбин на территории ЕЭС России уже превысило 150 штук, что по установленной мощности соизмеримо с целыми рынками таких стран, как Бельгия и Португалия. Однако в относительном выражении доля ПГУ от общего количества ТЭС в России составляет не более 20%, в то время как в сопоставимых по структуре энергобаланса странах Европы, таких как Италия и Германия – доля ПГУ блоков превышает 55-65%. 

И речь идет не о «новомодной тенденции», а о доступе к высокотехнологичным инструментам, которые позволяют сократить удельный расход топлива по отношению к паросиловым блокам на 25-30%.

— Что, на ваш взгляд, в первую очередь, нуждается в настройке в механизме отбора? 

— Прежде всего, очевидно, что запущен уникальный и рабочий механизм – КОММод. Необходимо на регулярной основе использовать возможности отбора мощности для модернизации. Конкурентная среда позволит отобрать наиболее эффективные и нужные проекты, при этом обеспечит экономию средств потребителей.

Вместе с тем, требуется тонкая настройка механизмов КОММод и самым простым вариантом повышения его эффективности является выделение из совокупной квоты доли отдельного отбора для проектов модернизации ТЭЦ. Пусть конкурируют между собой проекты равной или близкой весовой категории.

Если будет поддержан тезис потребителей о необходимости «ужесточить требования отбора, сделав обязательным не замену элементов агрегатов, а полную замену агрегата (турбины), также увеличить набор обязательных мероприятий», и одновременно будет осуществлено выделение квоты для отдельного отбора проектов ТЭЦ, – это даст положительный результат вдвойне. 

Если же такое требование будет введено в контексте единого механизма отбора для ТЭЦ и ГРЭС, то исходя из очевидных расхождений параметров удельных капитальных вложений для малых и больших блоков, это приведет к еще большему сокращению количества эффективных проектов модернизации ТЭЦ.

Поэтому, с учетом сроков проведения отбора на 2025 год, который должен состояться до 1 сентября этого года, для принятия решения по доработке механизмов КОММод остается уже не так много времени.

Источник: 1prime.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий