Орловские медики объявляют итальянскую забастовку

ресс-конференция профсоюза «Действие»в г. Орёл 19 июня 2019 г.

19 июня в Орле прошла пресс-конференция орловской ячейки межрегионального профсоюза медработников «Действие». В ходе неё были отмечены следующие проблемы станции скорой помощи г. Орла:

1) В рамках «оптимизации»подстанция скорой помощи, обслуживающаяОрловский район (70 тысяч человек), присоединили к городской станции, на которую приходится 320 тысяч. Из районного пункта в городской перешло около 50% работников.

2) Отсутствие реанимационной бригады.

3) Нет доплат за работу в неукомплектованной бригаде. Обычная бригада должна состоять из двух человек, специальная (реанимационная) – из трёх.

4) Работа в выходные оплачивается только из оклада, который составляет около 50% от заработной платы. Что прямо нарушает решение Конституционного суда РФ.

5) Зарплата на одну ставку у фельдшера 16-17 тыс. рублей. Средняя зарплата по Орловской области 27 тыс. рублей. (По майским указам президента заработная плата младшего и среднего медицинского персонала должна составлять 100% от средней по региону).

6) На апрель 2019 года было недоукомплектованопорядка 40% бригад.

6) На дежурстве находятся 26-27 бригад, хотя по нормативам должно быть по одной бригаде на 10 тыс. человек, то есть 38-39 бригад.

7) Кадровый голод по всему персоналу 30%, врачей – 50%.

8) Санитарки переведены в разряд уборщиц. Одна из них рассказала, что, работая санитаркой, получала 17 т. рублей. Теперь же зарабатывает МРОТ. Дополнительный отпуск и другие льготы для младшего медперсоналаотменены.

Медработники станции скорой помощи г. Орла и Орловского района оказались доведены до крайности условиями работы, и 15 июля объявят итальянскую забастовку.

На пресс-конференции один из лидеров межрегионального профсоюза медработников «Действие» Андрей Коновал отметил, что такого хамского и наплевательского отношения руководства лечебного заведения при переговорах как в Орле не было ни в одном регионе. Переговоры, как можно догадаться, ни к чему не привели.

Послепресс-конференции наш корреспондент Алексей Шепелеввзял интервью у председателя первичной организации профсоюза медработников «Действие» Дмитрия Серегина.

-Здравствуйте. Представьтесь пожалуйста?

– Меня зовут Серегин Дмитрий. Я фельдшер скорой помощи и также по совместительству председатель первичной организации на скорой помощи г. Орла, от профсоюза медработников «Действие».

– Отойдем пока от общей темы медицины, скажите где вы учились?

– Я учился в Орловском Базовом Медицинском колледже, это моё первое образование, по второму образованию я политолог.

– Политолог – это полезное занятие. Расскажите про уровень обучения в вашем учебном заведении?

– На мой взгляд это заведении может считаться не средне специальным образованием, а высшем образование. Чтоб вы понимали: я учился 4 года в две смены, то есть учился с 8 утра до 7 вечера. У нас в первой половине дня были лекции, а во второй половине практика. И так 4 года, без конца.

– Это очень правильно. Потому что я слышал об Орловских учебных заведениях негативную оценку.

– Это можно сказать про вузы.

– Вот в вашей больнице, общее положение дел как вы оцениваете?

– Вы имеете в виду на станции скорой помощи?

– Да, имею виду на станции скорой помощи.

– Общее настроение в коллективе деморализованное. Часть коллектива продолжает работать, потому что выхода нет: они платят ипотеку, дети есть. У меня коллега есть, она моя одногруппница, чтобы вы понимали. Она получает 30 тыс. рублей за 1,5 ставки, из них 15 тыс. платит за ипотеку. И за оставшиеся 15 тыс. рублей ей надо покушать, заплатить за коммунальные услуги, и ещё ей надо одеться. И на 15 тысяч она выживает, она сама из района, у неё нет здесь никого, здесь нет у неё никакой поддержки.

– Да, 15 тысяч – это конечно очень немного. А вот как считаете, такое положение дел характерно только для Орловской области, для вашей больнице или для всей России?

– Я думаю, что для всей России. Это системные проблемы, и как я говорил мы страдаем в данный момент мы страдаем от «оптимизации», так называемой. Я беру её в кавычки, потому что это красивое слово, но на самом деле оптимизация – это сокращение расходов на здравоохранение. При сокращении расходов соответственно здравоохранение начинает хуже работать. Потому что, меньше больниц становится, меньше персонала. Если было бы всё прекрасно, не было бы кадрового голода. В хороших организациях кадровый голод отсутствует, потому что, люди держаться за свои места, вот и всё.

– Хорошо, как вы считаете почему ситуация, складывается таким образом, это объективный процесс, это просто какие-то мелкие недоработки, каких-то конкретных людей?

– Я считаю, что это недоработки не мелких людей, ясно и четко прослеживается структура. Я не могу говорить за другие аспекты, я работаю в здравоохранении, но ясно прослеживается эта структура расходов. Насколько мне известно, сейчас расходы на здравоохранение составляет около 3% ВВП. Чтобы понимать у США 15%.

– Но в США, у нихдругая система?

Даже если мы берем средний уровень в мире, то это 7-8%. Это тот уровень, при котором можно нормально работать. Денег должно в 2 раза больше быть на здравоохранение.

– Теперь перейдем непосредственно к вашему профсоюзу. Когда и как пришла идея создать ячейку профсоюза «Действие» в вашей больнице?

– Идея пришла после того как мы направили коллективное обращение, в котором подписалось 152 человека, сотрудников скорой помощи, о достойной заработной платы. Раз нам добавили работу, присоединили Орловский район, мы стали обслуживать больше на 70 тысяч человек населения, плюс ещё психически больных людей. Повысилась опасность и может случиться ситуация, что ты приехал один на вызов, а в тебя летит топор, и такое есть. Или на вызов может приехать одна маленькая девочка, которая работает полгода. Тоже самое никто не знает то нас ждет за дверью.

В связи с этим мы спросили у руководства: почему нам за это не доплатили? Раз нам добавили зону обслуживания, это статья 60.2 ТК РФ. На что на сказали: «вам не положено, вы располагаетесь в городе, а до этого были сельские льготы на подстанции, которая обслуживала Орловский район. Вы располагаетесь в городе вам не положено. И всё, работайте с тем что у вас имеется».

После этого, мы ждали ровно месяц ответа от структур, в которые направили своё обращение, нам пришли отписки. После этого с нами связался Андрей Коновал, из Москвы, из профсоюза «Действие» и предложил нам помочь в нашей проблеме, потому что она практически по всей стране сейчас происходит. Естественно наш профсоюз (официальный, входящий в ФНПР – Прим) отраслевой не работает, он полностью слился с администрацией, председатель профсоюза старший фельдшер. И члены профкома этого профсоюза они абсолютно лояльны к руководству, то есть они никогда и не при каких обстоятельствах не смогут сказать нет руководителю, даже если он нарушает какие-то права.

Был запрос на социальную справедливость и люди нашли это в независимом профсоюзе, который теперь нас защищает. Я вот лично очень доволен что мы туда вступили.

– Скажите сколько на вашей станции работает людей и сколько вступило в профсоюз?

– Всего у нас работает порядка 430 человек, чтоб вы понимали, медработников чуть больше половины. Остальные водители, бухгалтеры, экономисты, куча офисных сотрудников скажем так, которые считают, заказы делают и т.д. Медиков чуть больше 200. В нашем профсоюзе, прошёл практически месяц с момента создания, сейчас 35 человек. И сегодня, буквально в день переговоров, мы 10 человек сразу получили. И это просто мы не со всемивстретились. На подстанции, когда я проходил мимо, люди подходили и просили написать заявление о вступлении в профсоюз. Потому что они не видят другого выбора, кроме как борьба за свои права. Конечно большая часть коллектива заняла выжидательную позицию, так как все побаиваются притеснений, побаиваются даже что их лишат работы за эти небольшие деньги, которые у них есть, потому что у них кредиты, дети. И они не могут просто взять и уйти, например, на одну ставку, им жить не на что будет.

–  Официальные профсоюзы как относятся к вашей затеи, к вашей борьбе?

– Вот сегодня во время наших переговоров, если так можно выразиться, вообще не ожидал, эти переговоры напоминали больше базар, наверное. Крик стоял такой что себя нельзя было услышать. И профсоюз, который отраслевой, его председатель сказала, что она нас не признаёт, что мы не легитимны и с нами работать они совершено отказываются. Вполне логично, мы являемся им конкурентами. И финансовом плане, люди будут не им перечислять членские взносы какие-то, а в наш. При чём в наш меньше, что самое интересное. В наш межрегиональный профсоюз, который мы создали, примерно в 1,5 раза взнос меньше, чем в отраслевой, который местный.

– А другие медики Орла и Орловской области выходят с вами на связь?

– Да, как я уже сказал, у нас уже присутствуют члены профсоюза из других организаций, но поскольку мы сейчас сконцентрировались на скорой помощи, мы будем добиваться именно в конкретной организации увеличения действующих членов. После чего мы будем распространяться на другие медицинские учреждения Орловской области. Потому что есть у людей запрос на справедливость, им надоело, они устали терпеть. В какой-то момент терпение заканчивается и этот момент уже настаёт, мы на пороге перемен.

– Отрадно это слышать. Из других регионов вы поддерживаете связь со своими товарищами?

– Да, поскольку профсоюз«Действие» межрегиональный, ц нас есть даже общий чат, например. Мы общаемся и делимся опытом, все максимально активные. Приятно осознавать, что, когда ты существуешь, кажется, что ты один такой, активность только в тебе присутствует, остальная масса людей они такие вялые, они ведомые, они идут туда куда им скажут, за лидером каким-то. И вот когда ты встречаешь таких заряженных, позитивных людей, таких же, как и ты сам, то у тебя на душе теплеет, что ты не один, что вы вместе, у вас один заряд такой положительный мощный что вы сможете горы свернуть и добиться справедливости.

– Я знаю то, что вы сегодня проводили переговоры со своим работодателем, как они закончились, чем завершились и главное какие будут ваши следующие действия?

– Завершились они ничем. Мы надеялись, что, хотя бы одно или несколько требований будет выполнено. Но работодатель просто, откровенно смеялся, понимаете. Иронично относился к нашим требованиям, со стороны некоторых, скажем так, членов администрации станции скорой помощи было откровенное призрение и высокомерие, как так «холопы поднялись». Поэтому мы ничего не добились этими переговорами, это был безрезультативный результат, такой вот каламбур. Теперь мы 15 июля будем объявлять итальянскую забастовку среди членов нашего профсоюза.

– Почему именно 15 июля? Почему не сейчас?

– Я немножко предвосхитил, потому что я, например, сейчас в отпуске нахожусь. И я не могу, это будет неэтично с моей стороны объявлять забастовку, когда я сам нахожусь на отдыхе. Когда я выйду с отпуска и некоторые другие члены актива нашего профсоюза тоже выйдут, тогда мы начнем.

– Я вас понял. А вот у вашего профсоюза на среднесрочную перспективу есть какие-то планы? Или вы так далеко не заглядывали?

– Среднесрочная перспектива?

– На год, два?

– Это отстаивание прав. Добиться выплат, как это было с Пензой. У нас есть юридическая база, на нашей стороне закон. Мы не просто так, топаем ногой: «Дай, дай, дай». У нас есть конкретные законодательные акты, трудовой кодекс, решение конституционного суда и т.д. Вопрос в том, что люди, которые нам оппонируют, они на всё говорят: «Денег нет. Ну да это вроде есть, это закон есть, но мы его не придерживаемся».

На среднесрочную перспективу, после скорой помощи мы будем расширяться на другие медучреждения города, в итоге мы создадим мощное профсоюзное движение, которое будет просто пресекать на корню любое попирание прав и свобод медработников.

– Есть ожидание что больше 50% будут состоять в вашем профсоюзе? Чтобы вы обладали более значительной силой.

– Да, вот смотрите. За месяц к нам присоединилось около 10% от всех действующих сотрудников, если брать медработников, то это ещё больше процентов. И это только за один месяц. Соответственно на волне вот этого противостояния, когда люди видят сто есть результат, они волной текут в профсоюз, который может их юридически защитить, так как отраслевой профсоюз не в состоянии этого сделать.

– Последний вопрос тогда к вам. Помощь какая-то требуется от обычного человека?

– Я не совсем понял ваш вопрос, какая именно помощь?

– Может есть у вас пожелания какие-нибудь к обычному, кто увидит это видео (прочитает вас)?

– Если вы житель Орла или Орловской области вы можете закидать гневными обращениями департамент Орловской области, на предмет неполной комплектации бригад.

В конце концов, ведь это может привести к трагедии. Бригада может быть не свободна, человек звонит, а людей нет. И это может привезти к плачевному результату. Мы очень надеемся, что нас услышат вышестоящие власти, потому что очевидно, что с руководством станции скорой помощи не имеет смысла, так как у него нет ни желания, ни мотивации решить наши вопросы. Мы будем обращаться на уровень губернатора и выше. Я знаю, что информация туда уже попала. И до уровня полпредов, и на уровень администрации президента. Всё что мы хотим, это незначительное повышение заработной платы за дополнительный труд, никакой политики.

– Это вполне справедливые требования я считаю. Спасибо вам за беседу, мы были рады с вами поговорить.

 

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)

Источник: narzur.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий