«Я думал, что оттуда уже не выберусь»

 

© Стоп-кадр видео

Потерпевшие от теракта в питерском метро не уверены, что следствие нашло настоящих преступников. Доказательства пока теряются за эмоциями и описаниями ужасов того дня.

Московский окружной военный суд продолжает допрос потерпевших от теракта в петербургском метрополитене. Напомним, 3 апреля 2017 года на перегоне между станциями «Технологический институт» и «Сенная площадь» произошел взрыв, устроенный смертником. В результате теракта погибли 15 человек, а также террорист Акбаржон Джалилов.

Позднее в Петербурге были задержаны 11 выходцев из Среднеазиатских республик. По данным следствия, обвиняемые готовились совершить еще один теракт и изготовили взрывное устройство, которое было найдено по месту их проживания в квартире на Товарищеском проспекте. Ни один из обвиняемых не признает своей вины.

В четверг суд допросил троих свидетелей по делу. «Росбалт» публикует их показания.

«Было ощущение, что я горю»

Первым к трибуне подошел сотрудник петербургского метрополитена Руслан Тарасенков. 3 апреля 2017 года он находился по делам в районе станции «Приморская». Закончив работу, молодой человек спустился в подземку.

«Я сел в вагон, чтобы доехать до „Гостиного двора“. Там сделал пересадку на синюю линию и поехал до „Купчино“. Встал у четвертой двери по ходу движения», — рассказал потерпевший.

Поезд въехал в тоннель на полной скорости. И там произошел взрыв.

«Это был резкий хлопок. Я смотрю и вижу — огромный шар огненного дыма летит на меня сверху вниз. Когда он меня окатил, было ощущение, что я горю», — вспоминал Тарасенков.

Дальнейшее напоминало фильм ужасов — в вагоне было темно, повсюду крики и паника.

«По своим ощущениям я думал, что оттуда уже не выберусь», — сказал очевидец.

Тарасенков припомнил — в тот момент ему казалось, что время тянется очень долго. В реальности это были лишь несколько минут. Самых страшных минут.

«Люди пытались открыть двери и окна, разбить их как-то. Но ничего у них не получалось», — развел руками Тарасенков.

Молодой человек вылез из вагона самым последним — ему помогли очевидцы трагедии. Поскольку он сам работает в подземке, пострадавший попытался найти какую-нибудь уборную, чтобы минимально себя привести в порядок. В тот момент он не осознавал, что может быть нанесен какой-то вред его здоровью. Позднее его все же доставили в больницу.

Тарасенков заявил иск о возмещении морального вреда на общую сумму 1,1 млн.

 — Подсудимые, признаете ли вы данные исковые требования? — обратился к обвиняемым судья Андрей Морозов.

 — Я сама потерпевшая! — воскликнула одна из обвиняемых Шохиста Каримова.

«Я сразу понял, что это было взрывное устройство»

Следующий потерпевший, Николай Николаев, в тот день пытался устроиться на новую работу. Прошел собеседование, затем отправился к метро.

«Я доехал до Московского вокзала, но станция уже была закрыта (из-за бомбы, оставленной Джалиловым — прим. „Росбалта“)».

«Выйдя на „Невском проспекте“, я сел в вагон — зашел в четвертые двери. Посмотрел на молодого человека. Как выяснилось потом, это был террорист. Он был в такой синей шапке, поэтому я его запомнил. Больше никого такого в вагоне не было», — рассказал Николаев.

Когда произошел взрыв, мужчина стоял спиной к террористу, поэтому все осколки вонзились в него сзади.

«Я сам полковник запаса, поэтому сразу понял, что там было самодельное взрывное устройство», — уверенно сказал потерпевший.

Это потом выяснилось, что мужчина потерял почти два литра крови. Но в тот момент Николаев смотрел наверх — там искрила проводка.

«Были там крики или нет — я не помню, потому что у меня из ушей шла кровь», — вспоминал мужчина.

Дальше была реабилитация, третья группа инвалидности. Сейчас у мужчины ежемесячно уходит от 5,5 до 6 тысяч рублей на лекарства. Прогрессирует болезнь — сахарный диабет.

«Конкретно они это сделали или нет — я не могу это ни утверждать, ни опровергать», — напоследок повернулся к подсудимым Николаев.

Последним показания дал Заур Велиев. Два года назад он работал агентом недвижимости, в тот день ему нужно было ехать на «Московскую», чтобы показать клиенту комнату.

«Мы с коллегами сели в вагон, и в тот момент, когда дверь закрывалась, зашел молодой человек, который совершил теракт. Он стоял рядом с моими коллегами», — рассказал Велиев.

В отличие от предыдущего свидетеля, Заур сначала не понял, что произошло.

«Я держался за поручень, который бил меня током. После этого вагон остановился. Кругом темнота, искры. Люди лежат. Пришлось переступать через некоторых людей и выходить через окно. Жуткая картина была», — описал тот день Велиев.

Молодой человек пытался понять — где его коллеги. В итоге выяснилось — все они, к счастью, живы.

«Что касается подсудимых, я очень вас прошу принять правильное решение, чтобы невиновные люди не сидели», — напоследок обратился к судьям потерпевший.

В зале повисла пауза. Шохиста Каримова тихо произнесла: «Спасибо вам».

 

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)

Источник: narzur.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий